Наши Витязевы

Причудливы и непредсказуемы судьбы людей. Человек, начинающий свою жизнь, вряд ли может быть до конца уверенным в том, что будет с ним через десять, двадцать или более лет; для него двадцать лет это чудовищно большой срок. Потому в нем живет надежда на светлое будущее, и хорошо, если она подкреплена верой в свои силы, а также поддержкой окружающих его людей. Жизнь прекрасна тем, что люди, о которых идет речь, всегда находятся; всегда рядом есть кто-то, кто может оказать помощь. Иногда эти люди находятся рядом на протяжении значительного промежутка твоей жизни, и получается, что твоя и их судьбы тесно связаны, переплетены друг с другом. Тогда они становятся частью твоей жизни.

В марте 1977 года я приехал в Элисту, имея в кармане диплом Ленинградского университета. Жизнь тогда казалась безмятежной, а была беззаботной, поэтому мой приезд оказался неожиданным для физиков, которые меня хорошо знали. После недолгих переговоров в деканате физмата меня временно определили ассистентом на кафедру математического анализа и дифференциальных уравнений, которой руководил Витязев Вениамин Владимирович. Наверное, более всего я был рад тому, что здесь работала его супруга Елена Владимировна. Они и являются теми людьми, о которых я упоминал, и само существование которых свидетельствует о том, что в нашей жизни есть определенный смысл.

Елену Владимировну я впервые увидел в сентябре 1970 года, когда она начала занятия с нами, первокурсниками-физиками, в аудитории 107 второго корпуса. С тех пор у меня сохранилось дружественное отношение к науке, которая называется аналитической геометрией – науке, чрезвычайно полезной для физиков и астрономов. Сама Елена Владимировна потом вспоминала не без юмора, что самым успешным студентом был один «очень маленький мальчик». Вениамин Владимирович вел ту же дисциплину у первокурсников-математиков, и однажды они с удивлением увидели, что в их списках значатся отличники с одной фамилией. Так стало известно о существовании моей сестры Лиды, которая училась параллельно на математическом отделении.

Витязевы приехали в Элисту после окончания аспирантуры Ленинградского университета. Время определило их формирование как творческих людей и просто людей. 1960-е годы в моей памяти и, наверное, не только моей, остались как золотые годы в истории нашей страны. Это было время, когда людей интересовали не столько доходы от работы, сколько сама работа и ее достижения. Рейтинг отечественной науки был очень высок. Не стало Л. Д. Ландау, но работала им созданная и всемирно известная школа теоретической физики. Жили и работали Н. Н. Боголюбов и А. Н. Колмогоров, звезды нулевой величины в мировой науке. Сам Вениамин Владимирович был учеником академика В. В. Соболева, автора широко известного «Курса теоретической астрофизики».

Наверное, главное, что я смог почувствовать, разговаривая с Вениамином Владимировичем и Еленой Владимировной, это культура общения, характерной для русской интеллигенции. Ненавязчивая и рассудительная манера разговора, приглашение к диалогу, умение выслушать мнение и учесть интересы другого человека – все перечисленные качества были для них, я бы сказал, не столько приобретенными, сколько органичными по природе. Культура общения со студентами проявлялась и в стремлении дать им что-нибудь новое и полезное. Они были поклонниками классической музыки, дома у них хранилась большая фонотека. Вениамин Владимирович прекрасно играл на фортепиано, иногда он играл для студентов в общежитии. Там же вместе с Еленой Владимировной они устраивали музыкально-литературные вечера, среди которых были лекции о Чайковском, о теме Кармен в музыке и литературе, об опере «Иисус Христос – суперзвезда».

Весной 1972 года Вениамин Владимирович организовал факультатив по изучению программирования, которое тогда не входило в учебные планы. Хотя моя научная жизнь оказалась мало связанной с этой наукой, занятия позволили освоить принципы составления программ и дали мне уверенность, что я могу разобраться в них, если потребуется. Моя сестра Лида, закончив университет с отличием, связала свою трудовую жизнь с информатикой и тем, что ныне принято называть информационными технологиями. Она вышла на пенсию с должности начальника отдела информатизации Национального банка Республики Калмыкия.

Моя же трудовая жизнь, началась, как было сказано, в марте 1977 года, с преподавания программирования студентам-математикам. Параллельно я оказывал помощь в работе по исследованию систематических ошибок прямых восхождений звезд. Проект осуществляли Вениамин Владимирович и Елена Владимировна, а расчеты производились на ЭВМ «Наири-2», находившейся на 4-м этаже второго корпуса. Компьютер, как принято сейчас говорить, состоял из двух приличного размера блоков, отдельного стола с автоматическим цифровым печатающим устройством и занимал отдельную комнату. Он имел около 2 мегабайт оперативной памяти, то есть был весьма скромным по сравнению с современными ПК, но для своего времени один из самых распространенных и доступных компьютеров. Данные вводились с перфоленты и выводились тоже на перфоленту. У Елены Владимировны была особая манера общения с компьютером – она здоровалась с ним всякий раз, когда входила в комнату. Таким образом проявлялась ее любовь к своей работе.

Кафедра математического анализа и дифференциальных уравнений была разнородной по составу, были и два молодых специалиста. Ассистентом, кроме меня, работала Светлана Борисовна Джиргалова, ныне доцент кафедры алгебры и анализа. Вениамин Владимирович заботился о нашем научном будущем. Кафедра имела тесные связи с Ростовским университетом, оттуда, например, при организации КалмГУ был приглашен целый ряд преподавателей. Оттуда же приглашались специалисты для чтения лекций студентам и преподавателям. Результативным оказалось приглашение доцента В. Б. Дыбина, под руководством которого впоследствии защитила диссертацию Светлана Борисовна. Мне запомнился также приезд профессора И. С. Иохвидова из Воронежа, читавшего курс лекций по теории пространств с индефинитной метрикой, которые мы слушали в аудитории 226 первого корпуса. Поскольку мои интересы были связаны с математической физикой, для меня было заказано место в аспирантуру физического факультета Ленинградского университета.

Научная работа супругов Витязевых, связанная с анализом звездных каталогов, продолжилась в Ленинграде, куда они переехали в 1980 году. Елена Владимировна защитила диссертацию в Пулковской обсерватории и затем долгое время работала доцентом в Высшем военно-инженерном училище связи. Теперь она преобразована в Военную академию связи, здесь работает их дочь Варвара Вениаминовна. Вениамин Владимирович через три года возглавил родную кафедру астрономии, где он слушал лекции, будучи еще студентом. Им были развиты новые методы изучения кинематики звезд и спектрального анализа неравномерных временных рядов. Полученные результаты вылились в конечном итоге в докторскую диссертацию «Новые методы анализа звездных каталогов и неравномерных временных рядов» и научную монографию «Анализ астрометрических каталогов с помощью сферических функций». В 1994 году Вениамин Владимирович стал директором Астрономического института им. В. В. Соболева СПбГУ.

В Ленинградском, позднее Санкт-Петербургском университете, в полной мере проявились многообразные творческие способности Вениамина Владимировича. Он был избран в состав редколлегий ряда отечественных журналов по астрономии, членом Международного астрономического союза. Помимо основной научной работы его интересовали различные общекультурные вопросы, в том числе отражение астрономии в живописи. Написана, хотя ещё и не опубликована, его книга «Астрономия в живописи». Уже упоминалось, что Вениамин Владимирович был увлечен классической музыкой. Теперь это увлечение приобрело целенаправленный характер – музыке уделялось много времени, изучалась, в частности, отдельная тема в музыке, а именно музыкальное наследие Уильяма и Каролины Гершелей. Для неастрономов необходимо напомнить, что Уильям Гершель был крупнейшим астрономом Нового Времени. Вместе со своими студентами и аспирантами Вениамин Владимирович давал концерты в университете и в Пулковской обсерватории.

В 1980 году я поступил в аспирантуру Ленинградского университета, и мои отношения с семьей Витязевых, теперь просто дружеские, продолжились. Я стал часто бывать у них дома и непременно по различным праздничным случаям. Собирались друзья и однокурсники хозяев дома по университету, Вениамин Владимирович играл на фортепиано. На одной из таких вечеринок я познакомился с Зоей Босчаевой, которую все мы знаем как профессора З. Н. Босчаеву, доктора экономических наук. С тех пор до самой ее преждевременной кончины нас связывали дружеские отношения, на формирование которых оказала влияние атмосфера дружбы и благожелательности, существовавшая в доме Витязевых.

В Ленинграде Витязевы жили полной семьей: папа, мама, Варюша и бабушка. Бабушку, маму Вениамина Владимировича, звали Лидия Петровна. Она отличалась рассудительностью, умела и любила что-нибудь рассказывать. Однажды для меня лично она провела экскурсию по Петропавловскому собору, где тогда работала. Мне запомнились стоявшая за иконостасом разбитая карета Александра II и гербы на надгробиях членов императорской фамилии в количестве 66 штук. Гербы находились под особым вниманием, поскольку легко откручивались, а охотников подобных сувениров было достаточно.

После известных трудностей 1990-х годов снова в Ленинград, теперь уже Санкт-Петербург, я приехал в 2000 году, для участия в Пулковской конференции. Разумеется, пришел в гости к Витязевым, которые радушно меня приняли. Как всегда, они были полны различными планами, научными и просветительскими. Вениамин Владимирович был обременен заботами об университетской обсерватории, Елена Владимировна собирала коллекцию редких песен. Они рассказали о просветительской деятельности Н. Б. Сухомлина, тоже выпускника Ленинградского университета и тоже работавшего в Элисте. Рассказывали о В. П. Рылькове, своем друге по Ленинграду и Элисте. Подобные встречи стали регулярными.

В очередной раз мы встретились в 2006 году в Пулковской обсерватории, где проходила защита моей докторской диссертации. После защиты, как водится, собрались попить чай в гостинице. Я представил присутствующих, в том числе своих друзей Витязевых. Помню, мой официальный оппонент И. С. Веселовский, профессор МГУ и главный научный сотрудник Института космических исследований РАН, после того, как я рассказал ему, кто такие Витязевы и как мы познакомились, покачал головой и сказал: «Да, да! Ничто не может появиться на пустом месте».

В последний мой приезд на Пулковскую конференцию осенью 2017 года увидеться с Витязевыми не удалось, Вениамин Владимирович был серьезно болен. Его не стало весной 2018 года.

При подготовке данной публикации я попросил Елену Владимировну прислать фотографии их молодости, что она с готовностью сделала. Она прислала фрагменты книги воспоминаний выпускников Ленинградского университета, которые также здесь использованы. Она пишет, что выросла в небольшой деревушке из Калининской, ныне Тверской, области, где насчитывалось всего 15 домов, и в школу ей нужно было ходить за три километра. Интересно, что про себя я могу сказать практически то же самое. Я вырос в отделении совхоза, где также было 15 домов, и после окончания начальной школы учился в интернате. Какова вероятность того, что дети, выросшие в глуши в разных частях страны, затем окажутся в одном университете, причем одном из лучших?

В заключение приведу перечень государственных наград и других личных достижений В. В. Витязева: Медаль ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени; Благодарность Президента Российской Федерации; Нагрудный знак «Почетный работник высшего профессионального образования Российской Федерации»; Медаль ордена «За заслуги перед Отечеством» I степени. Решением Международного астрономического союза от 02 октября 2003 года малой планете №17356 присвоено имя VITYAZEV.

Автор: Б. Б. Михаляев, зав. кафедрой теоретической физики КалмГУ, доктор физико-математических наук.

Добавить комментарий

Свежие комментарии