«Иных уж нет, а те далече…»

В далекие семидесятые я впервые переступила порог кафедры русского языка. По тому, откуда, отучившись и поработав,  приехали тогдашние члены кафедры, можно было изучать географию СССР: Москва, Ленинград, Челябинск, Ивано-Франковск, Алма-Ата, Глазов, Ташкент. Коллектив был разнороден не только географически, но и гендерно [4 (!!!) мужчин], и по возрасту, и по научным предпочтениям. Тогда мне многие казались уже людьми пожилыми, умудренными жизненным опытом, хотя самым, как принято сейчас выражаться, «взрослым» из них было слегка за 50 и я сейчас их гораздо старше! Жили мы дружно, весело и, несмотря на «страшный застой», легко, не очень замечая материальные тяготы существования и концентрируясь в основном на жизни духовной: читали, смотрели, слушали, обсуждали, спорили. Я очень живо и отчетливо вижу тогдашних своих коллег: изящную Нэлли Уташевну Очирову, подтянутую Нину Учуровну Бакбушеву, элегантную Ирину Улановну Илишкину, открытую Майю Максимовну Чумаченко,  сыплющего разными цитатами, энциклопедически образованного, деликатнейшего, трогательного Владимира Федоровича Житникова, громогласную, оригинальную во всем Галину Ильиничну Ожегову, критично ко всему настроенного парадоксального Ивана Сергеевича Степаненко… Со всеми ними у меня были добрые отношения, но ближе других я была с  Майей Максимовной, Ниной Учуровной и Ириной Улановной, с которыми  общалась не только по работе.

Как важно для молодого преподавателя  в начале своего пути обрести опытного наставника! Таковым для меня стала тогдашняя заведующая кафедрой Майя Максимовна Чумаченко, щедро делившаяся без излишнего менторства и назидательства всем, что она знала и умела. Делала она это легко и задорно (это редкое нынче слово ей очень подходит!), проявляя при этом неподдельный интерес и к моему скромному тогда профессиональному опыту, регулярно посещая мои занятия и давая методические советы, которые были мне тогда жизненно необходимы. Она опекала всех, кто в этом нуждался, прежде всего студентов и лаборантов (одной она даже каким-то чудом добилась квартиры!). Студенты ее обожали, поверяя  свои нехитрые студенческие тайны, но на экзамене она была строга, хотя и великодушна. Майю Максимовну отличала профессиональная любознательность, читательская скрупулезность (все ее книги были в закладках), жажда нового: еще долго после ее отъезда отсюда существовал созданный ею кабинет ТСО, который сейчас воспринимается как музейная архаика, а тогда был, несомненно, прорывом. В 80-е годы Майя Максимовна по семейным обстоятельствам оказалась в Израиле, где живет и здравствует до сих пор. Все эти долгие годы мы с ней не теряли связи, и пока были стационарные телефоны, она могла неожиданно позвонить и своим девически звонким высоким голосом (а ей уже за 90! Дай Бог ей здоровья!) поинтересоваться, как мы тут, как Россия, Элиста, родной Калмыцкий университет.

Майя Максимовна Чумаченко. Сентябрь 2017 г. Израиль, г.Петах-Тиква

Так случилось, что и следующая после Майи Максимовны заведующая нашей кафедрой Нина Учуровна Бакбушева в 80-е гг. тоже по семейным обстоятельствам оказалась далеко на чужбине – в США. К сожалению, наша связь с ней тогда же и прервалась. Кроме того что мы были коллегами, мы были еще и соседками: жили в соседних подъездах, поэтому на работу часто ходили вместе, обсуждая по пути разные личные и общественные проблемы. Нина Учуровна запомнилась мне человеком сдержанным, педантичным, скрупулезным во всем, что она делала, внимательным ко всякого рода мелочам, из которых, как мы теперь уже знаем, и складывается жизнь. Не случайным мне кажется выбор ею учебной и научной специализации – морфологии, где единицы ранжированы и каждый аффикс имеет свои значения и занимает определенное место. Предмет свой она любила и знала превосходно, а самое главное – умела ему научить других. Этим редким навыком Нина Учуровна владела в совершенстве, пользуясь богатым арсеналом методических приемов, которые она успешно адаптировала для преподавания в национальной школе, о чем писала в своих многочисленных методичках для учителей республики.

Ирина Улановна Илишкина была для меня едина в трех лицах: коллеги, соседки и, смею думать, подруги. Она в те далекие годы задала мне высокие стандарты профессионализма, профессиональной этики, порядочности в человеческих отношениях. Ирина Улановна была человеком безупречного стиля, именно так, а не стильной в привычном смысле. Ее жизненным кредо был тезис «Ничего лишнего!», которому она следовала во всем: в работе, отношениях, организации пространства, одежде. Считается, что именно этот принцип является мерилом вкуса.

У Ирины Улановны была удивительная способность – говорить о сложном просто. Именно так она преподавала трудный и неоднозначный современный русский синтаксис,  студенты потом, становясь учителями, долгие годы пользовались ее разработками. Преподавателем она была строгим и бескомпромиссным (студенты ее побаивались, но любили за обостренное чувство справедливости), а подругой – внимательной, верной и  отзывчивой. 

Только теперь я понимаю, насколько мне повезло в начале профессионального пути встретить таких незаурядных людей – настоящих мастеров своего дела, открытых новому, душевно щедрых и готовых всегда прийти на помощь! Вот уж действительно: большое видится на расстоянии!

Хочется верить, что  я впитала в себя хотя бы часть  того  лучшего, что было в моих коллегах, которые стояли у истоков университетского образования нашей республики!

 

Н.С.Кугультинова, ст. преп. кафедры русского языка и общего языкознания, русской и зарубежной литературы   

 

У этой записи 3 комментариев

  1. Есенова Тамара Саранговна

    Спасибо за прекрасную статью о наших коллегах, которые долгие годы работали на кафедре, были прекрасными педагогами, профессионалами своего дела и замечательными людьми. Они внесли большой вклад в складывание на кафедре творческой атмосферы и формирование человеческих отношений.

  2. Полина Шарапова

    Наночка Санджиевна, спасибо огромное за статью !

  3. Джушхинова Кермен

    Благодарю, Нана Санджиевна, за эти теплые воспоминания, за точно найденные слова, так исчерпывающе характеризующие этих незаурядных личностей, замечательных преподавателей-педагогов. Все они мои учителя, благодарность к которым не имеет границ.Нас, первокурсников, Майя Максимовна просто заражала своей неуемной энергией и увлеченностью фонетикой и лексикой. Долгих и счастливые ей лет жизни! Строгая, подтянутая Нина Учуровна очень дисциплинировала нас, второкурсников — опаздывать и являться неподготовленными на пары по морфологии и словообразованию было никак нельзя! А незабвенная, очень мною любимая Ирина Улановна Илишкина, мой научный руководитель,прекрасный и глубокий синтаксист и методист, была для меня примером во всем: истинная леди, интеллигентнейший человек с обостренным чувством справедливости … Не случайно, думаю, позже, окончив аспирантуру и защитившись, я преподавала много лет именно синтаксис русского языка. Низкий поклон вам, дорогие и драгоценные! Ушедшим — светлая память и благодарность.

Добавить комментарий

Свежие комментарии