Требовательный взгляд

Родилась Нина Итченко перед самой войной в селе Волово Воловского района Липецкой области. Детские годы прошли в Курске. Отец занимал высокую должность в обкоме партии, мама была простой домохозяйкой. Семья была большая. Дети были одаренные – пели, рисовали, а отец в свободное время любил мастерить мебель. Нина училась легко и окончила школу с золотой медалью. Учителя отмечали ее блестящие способности, особенно к языкам. После окончания школы она по просьбе руководства школы год проработала учителем русского языка и литературы. Планы у девушки были амбициозные – поступить в главный вуз страны. Однако было ясно, что дочери служащего из провинции особенно рассчитывать было не на что. И Нина отправилась работать на стройку – зарабатывать рабочий стаж. Устроилась штукатуром–маляром в одну из подмосковных строительных организаций, благо в конце пятидесятых – начале шестидесятых шло активное строительство жилых домов. Проработала два года, затем решилась поступать. И удача – она студентка английского отделения МГУ!

За окном кипели энергичные шестидесятые. В МГУ расцветает филология, в том числе зарубежная. Лекции читает великая Ольга Сергеевна Ахманова. Куратором в группе Нины Итченко стала молодая Светлана Григорьевна Тер–Минасова, впоследствии ставшая во главе московской школы филологов–англистов. Жили интересно. Много занимались, а в свободное время ходили по музеям, выставкам. Посылали и в колхоз на картошку. Преподаватели старались опекать студентов. Профессор Ахманова часто приходила в общежитие, расспрашивала студентов об их жизни, проблемах, приносила маленькие подарочки девушкам – платочки и прочие приятные мелочи.

После окончания университета Нина вышла замуж, родился сын Кирилл. Однако были проблемы с трудоустройством, жильем, к тому же не складывались отношения с мужем. В это время подруга подсказала выход из положения. Ее отец, Николай Прокопьевич Красавченко, был назначен ректором вновь созданного Калмыцкого государственного университета. Там требовались преподаватели иностранных языков и, что немаловажно, их обеспечивали жильем. Так Нина Константиновна Итченко оказалась в Элисте. Думала, поработает несколько лет и уедет. Оказалось – приехала на всю оставшуюся жизнь.

Нагрузка была большой, преподавали и на английском отделении, и на межфаке. Радовали студенты, с энтузиазмом осваивавшие тонкости английской филологии. В те годы так называемое романо–германское отделение было довольно престижным, поэтому абитуриенты демонстрировали высокий уровень подготовки. Среди студентов можно было встретить молодых людей из других регионов – Волгограда, Ставропольского края, Краснодарского края, Ростовской области, Подмосковья, приезжали даже из Латвии и Грузии.

Требовательную Нину Константиновну боялись и уважали. Младшекурсникам не терпелось дожить до третьего курса, когда они попадали к грозной, но интересной Итченко. Уровень преподавания она демонстрировала высочайший, приводила массу интересных примеров, стараясь разнообразить довольно скудное содержание тогдашних учебных пособий. Рисовала многочисленные таблицы по грамматике и лексике, и уже тогда заинтересовалась ономастикой – разделом лексикологии, который определит ее научную судьбу.

Необходимо было развиваться. Руководство университета взяло курс на «остепенение» преподавательского состава. И Нина Константиновна отправилась в Москву, поступать в аспирантуру МГУ. С легкостью сдала вступительные экзамены и была зачислена. Ее бывшая куратор Светлана Григорьевна Тер–Минасова посоветовала ей взять тему у профессора Ахмановой. К тому времени у Итченко уже был задел кандидатской (по топонимике), посмотрев который, Ольга Сергеевна без раздумий взяла ее к себе в аспиранты. Это была замечательная лингвистическая школа, благодаря которой Нина Константиновна сформировала собственное научное мировоззрение в четких рамках отечественного языкознания.

Кандидатскую диссертацию Итченко защитила с блеском. Присутствовавшие на защите и в первую очередь Ольга Сергеевна Ахманова в один голос советовали новоиспеченному кандидату тут же начинать писать докторскую. Однако Нина Константиновна вернулась в Элисту, где ее вскоре избрали заведующей кафедрой. Новая завкафедрой стремилась внедрить на отделении высочайшие стандарты подготовки. Именно тогда была внедрена традиция защиты дипломных работ на английском языке, которая впечатляла приезжавших на защиту председателей ГАК из других городов. На научных конференциях студенты, писавшие работы под руководством Итченко, демонстрировали высокий уровень теоретической подготовки и уверенное владение лингвистической терминологией. На кафедре разрабатывалась теория коннотативной ономастики, выделявшаяся оригинальностью подхода и одновременно следованием традициям московской лингвистической школы.

Четкое руководство кафедрой обеспечило Нине Константиновне уважение со стороны администрации университета. Итченко переизбиралась на должность заведующего еще дважды. Благодаря сильной воле заведующего отделением преподавательский состав удалось сохранить в тяжелые 90–е. Кафедра была довольно большой в численном отношении и преимущественно женской. Взаимоотношения складывались по–разному, но заведующей кафедрой доценту Итченко удавалось сохранять здоровую, рабочую атмосферу. Кафедра жила и развивалась.

Административная нагрузка не мешала доценту Итченко вести качественную подготовку курсовых и дипломных работ. Выполненные под ее руководством дипломные сочинения можно было считать эталонными. Их отличали четкость теоретической парадигмы, точные формулировки, унифицированная терминология, академичный метаязык исследования – все то, что составляло суть содержания и формы лингвистических исследований в традициях московской научной школы. Своих дипломников и курсовиков Нина Константиновна ревностно опекала и горой стояла за них на защите.

Особо хочется отметить уважительное отношение Нины Константиновны к школе и учителям. Следует признать, что среди вузовских преподавателей бытует несколько высокомерный взгляд на школьную практику. Мало кто желает возиться со студентами в школе, сидеть на уроках и разбирать методические ошибки начинающих учителей. Нина Константиновна всегда с удовольствием брала практикантов, только просила дать школу поближе. И студенты с благодарностью воспринимали ее поддержку. Вообще работа с маленькими детьми доставляла ей большое удовольствие. Родители нередко просили ее позаниматься английским с детьми. И она разучивала с ними забавные стишки, песенки, устраивала всякие игры и, конечно, рисовала. Дети с удовольствием ходили к ней на уроки.

Как говорится в популярном афоризме, талантливый человек талантлив во всем. У Нины Константиновны был несомненный дар художника. На кафедре долго использовали нарисованные ею грамматические таблицы, топонимические таблицы и просто картинки для уроков. Рисование доставляло ей истинное удовольствие. Часто, сидя на кафедре, она что–то рисовала и негромко напевала. Слух у нее был отличный.

Так же, сидя на кафедре и напевая, Нина Константиновна составила целый учебник, о котором стоит сказать особо. Еще в конце 80-х – начале 90х доцент Итченко и старший преподаватель Ашилова решили написать учебник калмыцкого языка, в котором бы использовались методические принципы преподавания иностранных языков. Составили план, глоссарий и приступили к работе. Раиса Овшиновна Ашилова готовила калмыцкую часть, Нина Константиновна – английскую. Она же рисовала иллюстрации. Учебник должен был стать первым учебником такого рода, методической новинкой. Нина Константиновна увлеклась работой и часто обсуждала с коллегами свои «кичали» (уроки).  Работа эта заняла не один год. Когда учебник был готов, отдали его на печать одной из чиновниц в министерстве. Текст был в единственном экземпляре, поскольку с копированием в ту пору были проблемы. И произошло так, что пособие потеряли. По крайней мере, так сказала дама, которой была отдана рукопись. Досадный случай, если не сказать больше. Возможно, изданный тогда новаторский учебник во многом изменил бы драматичную ситуацию с преподаванием калмыцкого языка. Во всяком случае, пальма первенства в разработке нового, коммуникативного подхода к преподаванию родного языка с использованием методики преподавания иностранного языка принадлежит кафедре английской филологии и лично преподавателям Итченко и Ашиловой.

Особое место занимала в ее жизни церковь. Нина Константиновна была активной прихожанкой и свято соблюдала церковный устав. На протяжении многих лет она пела в церковном хоре. Сын Кирилл, блестяще окончивший мехмат МГУ, также в свое время пришел к Богу. Будучи еще студентом, он много времени провел в Кирилло–Белозерском  монастыре. Это было еще в 80х годах. Несмотря на приглашение в аспирантуру МГУ, он решил посвятить свою жизнь служению в Русской православной церкви и сейчас он служит дьяконом в Оптиной Пустыни. Мать и сын Итченко старались жить по христианским законам, помогать ближнему по мере сил. Нина Константиновна всегда вносила свою лепту, если объявляли сбор денег кому–то из университетских коллег, даже если не была знакома с ними лично. А однажды, получив премию, посоветовалась с сыном и перечислила всю сумму на счет детского дома.

За свои труды Нина Константиновна Итченко награждалась Почетными грамотами Министерства образования и науки Российской Федерации, а также удостоилась медали имени К. Д. Ушинского – награды, которую нечасто вручают педагогам высшей школы. Так был удостоен вклад доцента Итченко в развитие высшего образования в Республике Калмыкия. Нина Константиновна была благодарна университету за признание ее заслуг. «Университет мне все дал» – говорила она. Так распорядилась судьба. Уроженка Центральной России, Нина Итченко попала в суровый степной край и сроднилась с ним навсегда. Ее коллеги и ученики свято хранят ее образ – образ человека непростого характера, требовательного, дисциплинированного, привыкшего трудиться много и в соответствии с самыми высокими  стандартами. 

Ниже приводятся воспоминания любимой ученицы Нины Константиновны, кандидата филологических наук, доцента кафедры германской филологии Надежды Акимовны Акименко.

Образ Нины Константиновны, моего научного руководителя в студенческие годы, тесно связан с выдающимися лингвистами московской школы – профессорами, супругами Ахмановой Ольгой Сергеевной и Александром Ивановичем Смирницким. На лекциях Нины Константиновны мы всегда слышали эти имена. Ученица О.С. Ахмановой была требовательным, строгим преподавателем и во многом повлияла на мою научную судьбу. Вечера после аудиторных занятий приходилось проводить в читальном зале с очередной книгой Смирницкого А.И.: «Лексикология английского языка», «Морфология», «Синтаксис». Книги считались ценными и их не выдавали на дом. Ксерокс «Словаря лингвистических терминов» О.С. Ахмановой хранится в моей библиотеке со студенческой скамьи. 

Любимой областью исследования Нины Константиновны была лексикология английского языка. Эти лекции студенты прослушивали на третьем курсе. На лекциях было интересно. Нина Константиновна учила вчитываться в текст, чтобы «не скользить по нему подобно водомерке». Сравнений, образов и воспоминаний о годах студенчества у неё было множество. Всё это привлекало, появлялось чувство гордости от сопричастности к предмету и личности.

Нина Константиновна не имела художественного образования, но хорошо рисовала. Рисунки использовала на занятиях по практическому английскому. Те студенты, кто прошёл школу Итченко Н.К., отмечали, что она очень по-доброму наставляла. Одна из учениц, Маргарита Заргсян, вспоминала: «На уроках всегда чувствовалась её сильная школа. Её сильные учителя.  Она, я думаю, эти знания передавала и нам. Это было не как у всех. Каждый урок начинался с рассказа. До сих пор помню, ставила нам интонацию. Мы так разбирали интересную новую лексику, что после урока половину материала уже знали. Мастер своего дела, но при этом скромно держалась. Её зачет у меня всегда в памяти, мы знали третий курс от и до».

         В 2009 году, перед уходом на пенсию, Нина Константиновна заходила на кафедру иностранных  языков, подарить книги и сообщила, что уходит: «Сколько можно работать, уже 70». Под стеклом на полке у меня хранятся книги Л. Кэрролла «Приключения Алисы» и популярный труд А.В. Суперанской издательства «Наука» «Что такое топонимика?», подаренный в студенческие годы. Это доброе напоминание об учителе Н.К. Итченко – человеке-эпохе в истории кафедры английской филологии.

 

Кандидат филологических наук, доцент, заведующий кафедрой английской филологии с 2001 по 2013 г., ученица Н.К. Итченко

Наталья Цереновна Босчаева 

 

На 1-ом фото: Нина Константиновна со стажером США Шоном Чурюмовым, выпускник колледжа ш. Орегон.

На 2-м фото: Разбор урока, Нина Константиновна с коллегами (на фото молодой В.И. Колодько и учителя)

На 3-м фото: Нина Константиновна со своими учениками-учителями.

Добавить комментарий

Свежие комментарии